Кто-нибудь меня помнит?

19:57 20.06.2010
Я давно не играю, но со Сферой у меня связаны очень теплые воспоминания, ну и всевозможное сферотворчество осталось с тех времен: стихи, рассказы, фан-арт....
Все, что нашла, положила здесь http://mildegard.ru/sfera.html
Потом положу еще "Огонь и Воду", если остальные соавторы одобрят такую идею, и рассказы мужа (в Сфере - Адский тропос), заново отсканирую некоторые рисунки по Сфере... В общем, заходите в любое время, почитать, посмотреть, вспомнить старые добрые времена.
20:35 20.06.2010
Я давно не играю, но со Сферой у меня связаны очень теплые воспоминания, ну и всевозможное сферотворчество осталось с тех времен: стихи, рассказы, фан-арт....
Все, что нашла, положила здесь http://mildegard.ru/sfera.html
Потом положу еще "Огонь и Воду", если остальные соавторы одобрят такую идею, и рассказы мужа (в Сфере - Адский тропос), заново отсканирую некоторые рисунки по Сфере... В общем, заходите в любое время, почитать, посмотреть, вспомнить старые добрые времена.
Ссылки на сторонние ресурсы запрещены! Если хотите что-либо выложить, пожалуйста, выкладывайте в теме.
21:04 20.06.2010
Хелл удаляй ссылки на клановые форумы...это тоже сторонние ресурсы
03:55 21.06.2010
Привет Мили=)
09:45 21.06.2010
Конечно, помним! У многих со Сферой связаны теплые воспоминания, и Мильдегард - их часть.
Мы уходим, когда Сфера перестает давать стимул для творчества, развития личности. Это зависит не от Сферы, а, скорее, от нас.
Но тем, кто еще в пути, могут быть интересны дороги первопроходцев.
Конечно, пусть будет больше всевозможного сферотворчества!
Возможно, кто-то вдруг откроет для себя, что игра – это не только соревнование за рейтинг, а прежде всего игровая атмосфера. И что главный вклад в свое восприятие игрового мира игрок делает сам, что он сам творит для себя «старые добрые времена».
20:56 21.06.2010
Приятно видеть знакомые ники Иная, Ксю Ай, привет вам)
А по поводу "сторонних ресурсов", так на форум нет никакой надежды. Сколько народного творчества (мое - лишь капля в море) на сферофорумах пропало после смены одного на другой и по другим причинам?.. Никто даже подсчитать не возьмется. Множество замечательных вещей уже никто и никогда не прочитает, особенно тех, что написаны о далеком прошлом игры, когда все было куда интереснее. Администрация почему-то не беспокоится об этом, а ведь фан-творчество для игры - и бесплатная реклама, и привлечение новых игроков, и мотивация уже играющих играть больше и интереснее...
11:25 12.11.2010
Произведения Мильдегард - одного из самых заметных талантов Сферы.

***

Сказание о последнем короле

***

Далеко-далеко, на самом краю мира; в разнотравных лугах или среди гор; в окружении раскидистых пальм или изумрудно-зеленых елей – стоял великий замок.
С его неприступных стен зорко смотрели нифоны; гигантский дракон кружил над ним; и стада непуганных вепрей и палочников сбегались в полдень на водопой к его рву.
Шли над замком дожди и снега; светило солнце; а по осени тихий замковый двор заносило сухими листьями.
...Давно, очень давно никто не видел здесь людей. Не потому, что до края мира тяжело добраться (когда людей останавливали трудности?), а потому, что их больше не было. Они ушли. И никто из оставшихся обитателей Сферы не знал, куда...


Санарио – нынешнему хозяину замка – не раз приходилось слышать, что он похож на человека. И каждый раз он, мрачно усмехнувшись, отвечал: «Не больше, чем любой тропос»...
Да, тропосы, как и люди, остались лишь в легендах и на картинах, и мобу незнающему казались теперь похожи. Если б у них была возможность сравнить, они бы знали разницу. А так...


...У тропосов было пророчество... Проклятие, если хотите: ходить по земле до тех пор, пока есть в Сфере хоть один человек. До той поры, пока бродит род человечий по сферянским материкам, не видать родного дома в подводном царстве... Неудивительно, что между двумя народами, столь похожими внешне, никогда не было мира. Тропосы сражались отчаянно – за право вернуться домой; люди – за право остаться здесь.
И вот люди ушли. Так же внезапно, как однажды появились... Тогда, вняв зову матери своей – Башимы – ушли и тропосы. Ушли в глубину безбрежного океана, над которым в туманной дымке парят сферянские материки.
Остался один Санарио...


- Санарио! – ласковый голос вывел хозяина замка из печального полузабытья, которое часто случалось с ним, когда он начинал вспоминать прошлое.


Санарио обернулся на голос. Радом стояла Эли – очаровательная юная менада. Она приветливо улыбалась; на щечках ее розовел румянец; а роскошное цветочное платье источало нежный аромат малины.
Помилуй Ткач! Что такая милая девушка нашла в старом хмуром тропосе?.. Но ее неназойливое внимание было приятно и не давало хозяину Замка-на-Краю скиснуть от печали и одиночества.


- Доброе утро, Эли, - Санарио встал с балконной скамеечки и шагнул ей навстречу.
- Сейчас уже далеко за полдень, - засмеялась менада. С плеча ее при этом вспорхнула яркая бабочка.
- Неважно, - смутился тропос. – Я все равно недавно проснулся: значит, утро.
- Тогда пригласите не завтрак, сир, - кокетливо улыбнулась Эли.


Завтрак прошел безмятежно. Мир был особенно красив и кроток сегодня: ни дождем не всплакнул, ни ветром не потревожил; и – ни облачка на небе, только радостная синева и доброе солнце. Даже птицы пели особенно нежно.
«Либо я начинаю влюбляться... либо сегодня произойдет что-то значительное. Одно из двух...» - подумал Санарио, однако к концу завтрака он уже забыл об этом.


- Прекрасный день! – сказал он. – В такие дни мне кажется...


«...что мир вечен, и мы вечны, и ничего более не надо,» - хотел еще сказать он, но его прервали...


- Сир! Сир!!! – вопя и бренча на бегу парадными доспехами, на веранду ворвался взволнованный стражник-псоглавец.
- Что случилось? – строго спросил Санарио.
- Мои солдаты нашли... – он состроил жуткую мину и возвестил: - ...человека!!! – далее слова старика понеслись неудержимой скороговоркой: - Настоящий человек, сир! И на вас похож, только не фиолетовый... Говорят, это нуб, самый последний нуб, сир!..


Дальше Санарио уже не слушал. Он медленно поднялся из-за стола и, выпрямившись во весь рост, окинул взглядом ликующий мир; посмотрел на клубящийся за его краем туман, под которым плещутся волны безбрежного океана, что являлся ему в детских мечтах; и наконец – встретился глазами с Эли.
Как хорошо, что она ничего еще не понимает...


- Сир... сир... что нам теперь делать, сир? – проскулил старый псоглавец самым жалобным образом.
- Мы сделаем то, что должны, - холодно произнес Санарио. – Веди его в тронный зал...


Странная церемония собрала вместе всех обитателей замка. Даже нифоны оставили свои боевые посты и роились теперь под высокими сводами зала, а гигантский дракон, уцепившись лапами за подоконник, заглядывал в окно.
Хозяин замка с тоской оглядел собравшихся: столько истинной радости эти стены не видели еще никогда. Что ж... быть может, это и к лучшему...


Протрубили в горн – и двери зала распахнулись, впуская маленькую, но очень важную процессию: в окружении пяти парадно одетых и гордо раздувших щеки псоглавцев по ковровой дорожке бодро шагал человек.
Вернее сказать, человечек... В старину таких малышей называли нубами. Из всех ныне живущих Санарио единственный, кто успел застать эту самую «старину» - причина кроется в холодной крови и природном долголетии тропосов.


...Нуб... мальчишка...
Он никак не мог идти спокойно: то забегал вперед, то начинал подпрыгивать на каждом шагу, а то звонко заезжал своим детским мечом по каске кому-нибудь из сопровождавших его псоглавцев. В общем, мальчишку переполняла энергия и ему было весело.
Однако при виде Санарио нубик остановился и притих.
«Что, малой, - усмехнулся про себя тропос. – Тоже заметил, что мы с тобой похожи?»
Человек смотрел на него, пристально, не моргая, и не решался заговорить первым.


- Приветствую вас, сир, - учтиво склонил голову Санарио.
- Привет... – смущенно хмыкнул в ответ «сир».
- Пройдите к трону, сир, - продолжал тропос. – И я возложу корону на Ваше чело и провозглашу Вас законным королем Сферы...


Мальчишка просиял. К трону он кинулся бегом и лихо забрался на него, свесив тощие ножки.
Санарио не стал растягивать церемонию, и уже совсем скоро, возложив на лохматую голову нубика тонкий зубчатый обруч – сферянскую корону – торжественно прокричал: «Да здравствует король!!!» А когда по всему залу отгремели торжественные возгласы и настало время шампанского, Санарио объявил открытие бала.


- Не откажитесь потанцевать со мной, прекрасная госпожа, - учтиво сказал он Эли.
- Не откажусь, сир! – беспечно рассмеялась она.


И танец закружил их.
...Шелест свежих листьев платья; тонкий аромат цветущей малины...


- Ты улыбаешься, Санарио, но глаза у тебя все равно грустные, - мудро и печально заметила Эли.
- О великий Ткач... – Санарио тяжко вздохнул. – А я так надеялся, что ты ничего не поймешь...
- Я все понимаю, - возразила юная менада. – Просто мы с тобой носим радостные маски. Думаю, самое время честно рассказать, что происходит...
- Не торопи эти минуты, - попросил хозяин Замка-на-Краю.
- Хорошо...


Один танец сменял другой; одни кушанья сменяли другие; а музыка не умолкала ни на минуту. День сменился ясным синим вечером – и невиданной красоты салют загрохотал над замком.
Никогда, никогда еще Санарио-тропос не чувствовал себя таким счастливым, даже в своих детских мечтах о безбрежном океане.
Но всему приходит конец... Кто-то крикнул, и голос этот прозвучал, как гром... И смолкли смех и музыка; разорвался в небе последний фейерверк – и опал прощальным золотым дождем в туманное море Края...
«Королю плохо! Помогите, сделайте что-нибудь!!!»


Санарио направился к трону. Толпа расступалась перед ним; Эли, тихая и печальная, не отставала от него ни на шаг.
Остановившись у трона, тропос посмотрел на человеческого мальчишку. Зажмурившись, как от невыносимой боли, тот часто и жадно хватал ртом воздух, словно рыбка, выброшенная на сушу.


- Что делать, сир?!! – возопил кто-то за троном...
- Ничего, - хмуро бросил Санарио и добавил со вздохом: - Так было предрешено с начала времен...


Мальчишка застонал и повалился набок. Сферянская корона упала с его головы на каменный пол... и со звоном покатилась вниз по ступеням.
В зале воцарилась мертвая тишина. Взгляды, недоуменные, растерянные, гневные – все устремились на хозяина замка.


- В давние времена, - начал он, - появилось пророчество о сферянском короле. И звучало оно так... Королем Сферы станет тот, кто придет в нее последним. И последний сын Башимы будет ждать последнего из людей. И возложит тропос корону на чело короля. И будет пир. И каждый будет счастлив на том пиру... Недолго будет править король. Погибнет он во цвете сил, возвещая конец мира...


Кто-то печально завыл вдалеке; одна из менад, стоявших у трона, просто разрыдалась.


- И тогда... – ровный голос Санарио дрогнул. – С уходом последнего человека... померкнут солнце, луна и звезды Сферы; острова ее падут в безбрежные воды океана; и будут остановлены Великие Сервера, движущие этот мир.


Тропос опустил голову. Неизбывная скорбь охватила его... как и весь мир.
Подошла Эли и взяла его за руку... Санарио, тропоса, существо с холодной кожей, всегда восхищали ее теплые ладошки.


- Мы просто исчезнем? – наивно спросила менада. – И ничего больше не будет?
- Будет. Я верю... – искренне соврал тропос. И подумал, что, когда ты не один, умирать уже не так страшно...


...А за окном, пожираемые беспощадной Тьмой, исчезали целые звездные скопления, и туман за Краем медленно таял, открывая взору темно-синюю бездну океана...

Автор: Мильдегард
11:30 12.11.2010
Сказание о двух дождях

***

- Фу, ну и погодка! - капризно фыркали, поводя голыми плечами, богато одетые девушки, столпившиеся под козырьком торвильской городской ратуши, над которым расположено круглое витражное окошко

Благородные рыцари, лица которых выражали хмурую сосредоточенность, не желая теснить дам, стояли прямо под открытым небом, с которого лил и лил бесконечный дождь. Чуть поодаль прислонился к стене одинокий культовец и с отрешенным видом вытряхивал из торбы безнадежно промокшие порошки БО.
Людей было много. И подходили все новые: вступать в ряды армий Тьмы и Света. Намечалась великая битва...

Так получилось, что именно в этот день в мир Сферы пришла юная девушка с синими глазами и добрым именем - Весна. Мир встретил ее промозглым холодом и ветром с дождем, а люди этого мира - равнодушием... вооруженные до зубов, мокнущие под дождем вместо того, чтобы разойтись по теплым домам или хотя бы зайти в таверну; увлеченные мыслями о стратегии и тактике люди...
Никому в этот великий день до Весны не было дела. В другое время ее заметили бы (к тому же, новички редки в нынешние времена); но сегодня все жили ожиданием войны и ничто больше не имело значения.
Поплутав по городу - благо, он был невелик, - Весна отыскала таверну. С десятью талерами в кармане она едва ли могла надеяться на горячий обед. Но она была рада тому, что ей просто удастся согреться.
Таверна была пуста. Незаметно пробравшись в темный угол, Весна устроилась за широким столом. Чувствуя, как унимается дрожь во всем теле, как постепенно становятся теплыми закоченевшие пальцы, девушка задремала. Даже топот покинувших город армий Тьмы и Света смешался для нее с шумом дождя, бьющего в мутные стекла.

- Здравствуй, - произнес чей-то низкий голос совсем рядом.

Весна испуганно встрепенулась и принялась протирать заспанные глаза.

- Здравствуй... - тихонько ответила она.

Суровый маг, лицо которого пересекал давний шрам, сидел напротив нее, устало облокотившись о стол. От него пахло сырой землей; по черной, как ночь, бархатной робе вился вышитый белый узор из костей и черепов. У этого человека был тяжелый взгляд, но злобы в нем Весна не почувствовала.
Миг спустя незнакомец обернулся к трактирщику и, звонко щелкнув пальцами, заказал горячий обед на двоих и напитки: девушке - горячий шоколад, а себе - черный эль.

- Как тебя зовут? - спросил он, когда Весна уже с жадностью голодного котенка поглощала торвильские мясные рулетики.
- Весна, - отозвалась девушка.
- Весна... - задумчиво повторил маг. - Какое доброе имя... А я - Дейм-Ан, сеньор клана Тенебрэ.
- Сеньор! - в глазах девушки загорелись восхищенные огоньки. Она даже о еде забыла.
- Сеньор... - с грустной улыбкой отозвался Дейм-Ан и пригубил своего эля. - Сегодня немного неудачный день, - мягко произнес он, - великая битва... но завтра жизнь пойдет своим чередом. Вокруг будет множество народу, и каждый третий будет кричать во все горло: «Приму в клан!!!». Вступай в тот, который тебе больше по душе... Одному тяжело, - добавил Дейм-Ан странным тоном.
- Я хочу в твой! - тут же заявила Весна.

Тонкий девичий голосок заставил сурового мага вздрогнуть, как от удара. Некоторое время он просто молча смотрел на нее, разрумянившуюся, шмыгающую носом, с «усиками» шоколада над верхней губой...

- Я бы не советовал, - покачав головой, произнес Дейм-Ан.
- Ты же сам сказал: вступать в тот клан, что больше по душе, - не сдавалась Весна. И упрямо повторила: - Хочу в твой!
- Хорошо... - сдался Дейм-Ан. - Но... многое может показаться тебе странным. Ты готова к этому?
- Да! - радостно выпалила Весна.

Так она стала неофитом клана Тенебрэ. Сеньор не зря предупреждал: странности начались немедленно. Первый же крик «Привет всем!» пропал в пустоте, несмотря на длинный кланлист... имен было много, но никто не ответил.

- Почему они все молчат? - с недоумением спросила Тенебрэ.
- Я все объясню тебе, - пообещал Дейм-Ан. - Позже... Сейчас я прошу: не задавайся лишними вопросами, приступай к тренировкам. С тренировками я тебе помогу. А сейчас возьми деньги, - он выдал Весне 10к талеров, - и сходи купи себе снаряжение, торбу и три книги: мантр, рецептов и карт.

Радостная, девушка выбежала за дверь таверны, а некромант сокрушенно уронил голову на руки.

- Еще эля? - услужливо осведомился трактирщик.
- Нет! - отрезал Дейм-Ан и добавил вполголоса: - Мне нужна светлая голова...

В нубстве, как в детстве, дни долгие, незабываемые, прекрасные. Особенно если рядом есть те, кто позаботится о том, чтобы на долю новичка не выпало слишком много горестей и разочарований.
И все знают, как быстро растет и набирается опыта нубик, окруженный вниманием старших!

Дейм-Ан некромант был заботливым сеньором и душевным собеседником. Пожалуй, единственным его недостатком была нелюбовь к людным местам. Он все больше бродил с Весной по руинам, лесам и подземельям, а в город заглядывал изредка, да и то лишь глубокой ночью или же в туманные утренние часы, когда улица были безлюдны.
Любопытная Весна интересовалась всем, что делал ее учитель, будь это вызов летуна, превращение в зомби, возрождение павшего в бою... или темные манускрипты прошлого, которых Дейм-Ан хранил великое множество.
Но затхлая сырость столь любимый некромантом мест никому не идет на пользу... Весна подхватила жестокий кашель; небесно-синие глаза ее потускнели, и сама она начала вянуть, словно оставленный без солнца цветок.
Тогда Дейм-Ан решил отправить девушку к морю, под жаркое солнце Феба.

- Но ведь я всего 10.10 ! - испуганно ответила на это Весна. - Мне туда рано!
- Не переживай, - по обыкновению мягко произнес Дейм-Ан. - Я пришлю к тебе кого-нибудь.
- А ты не пойдешь со мной?
- Я приду позже, когда ты подрастешь и настанет время выбирать специальность. Пока для тебя больше пользы будет от инквизитора - он усилит тебе магическую и физическую атаку, чтобы ты смогла одолеть фебянскую живность.

...Горячий воздух Феба быстро излечил хлипкий кашель, а ласковое море и сладкий пальмовый сок сделали Весну еще краше, чем она была.
Но самым замечательным было то, что ей удалось увидеть еще одного соклана: Ашер - инквизитор третьей ступени, которого прислал Дейм-Ан, - был вассалом клана Тенебрэ.
Однако остальной кланлист по-прежнему молчал, а сеньор появлялся в нем лишь в отсутствие нового попечителя Весны. Кстати, внятных объяснений от Ашера добиться было невозможно: он все превращал в шутку и вообще редко говорил серьезно.

...Неизвестно, когда в сердце девушки поселилась эта обида, эта горечь... Веселому и приветливому Ашеру Весна отчего-то не могла высказать ее. Не решалась? Надеялась, что что-то изменится? Вряд ли... время нубских восторгов давно прошло... Она просто ждала Дейм-Ана, и каждый новый ап приближал день этой решающей встречи.

15.15. Время получать специальность. И сеньор клана Тенебрэ пришел, как обещал...

Яркое солнце слепило ему глаза, и он прикрывал их рукой...
Вдали от темных данжей, посреди ликующего Феба, Дейм-Ан был красив. И улыбка - а он улыбнулся навстречу Весне - очень ему шла.
Как больно защемило сердце... но она решила все уже давно и не стала отступать...

- Я ухожу из клана, Дейм-Ан, - храбрясь, произнесла Весна.

Поначалу он ничего не ответил. Лишь сник и помрачнел. Потом все-таки поднял глаза и произнес:

- Прости... я не должен расстраиваться и чего-то требовать. Я знал, что это просто вопрос времени...
- Ты даже не спросишь, почему я ухожу? - укорила его девушка.
- Почему? - бесстрастно спросил Дейм-Ан.
- Я... - у Весны перехватило дыхание. - Я очень благодарна тебе за все. Ты прекрасный человек... но я устала быть чужой в клане, пойми! Никто, никто не говорит мне ни слова!..
- Я скажу и покажу тебе правду, - решительно произнес Дейм-Ан. - Даже если ты уйдешь, ты имеешь право знать.

...Лил дождь. На Хароне дожди особенно печальны - потому, что после них все равно ничего не растет. На других материках слезы неба поят влагой травы и деревья; а на Хароне они лишь напитывают ржавую землю и обмывают белые кости, торчащие из этой земли. Харон красив, но мрачна его красота...
11:31 12.11.2010
ПРОДОЛЖЕНИЕ

Дейм-Ан шел по харонской дороге - и твари шарахались от одного взгляда сурового некроманта. Сколь бы ни была аппетитна юная девушка, идущая рядом с ним, а страх был сильнее голода.

- Куда мы идем? - спросила Весна, испуганно оглянувшись: огоньки Номрада давно исчезли вдали.
- Здесь есть торговая площадь, - отозвался Дэйм-Ан, - только мертвая. Там ты все увидишь...

Торговая площадь... С горы, на которую взобрались сеньор и неофит, она была видна, как на ладони.

- Вот они, - мрачно произнес Дэйм-Ан. - Твои сокланы...

Все... все они были здесь, и название клана Тенебрэ светилось рядом с каждым ником. Все, о ком Весна гадала и пыталась представить, какие они, храбрые или не очень, хмурые или веселые... все они стояли здесь, неподвижные, неживые.
...Конечно, Весна должна была сказать что-то совсем другое, но, не найдя слов, спросила лишь:

- А где Ашер? Его здесь нет...
- Ашер - это мое второе я, - ответил Дейм-Ан. - Потому меня не было, когда был он, и наоборот.
- Так, значит... - Весна нахмурилась. - Мы с тобой одни в клане?
- Да... - Дейм-Ан шумно выдохнул. Похоже, от правды ему стало легче. - Я на слишком многое замахнулся, достигнув мастерства в некромантии. На саму жизнь. Я создал их: людей с именами, с безупречными телами, но жизни вдохнуть в них так и не сумел... - он простер руку над унылым пейзажем, открывавшимся со ржавой горы. - Они послушны: они могут сражаться и разговаривать, пока я стою рядом и руковожу ими. Но они мертвы. Даже харонские твари не тронут то, что мертво...
- Зачем? - только и сказала Весна на это.
- Я был молод и горд, - развел руками некромант. - Я думал прийти к власти своим путем... Это сейчас я понимаю, что просто никогда не умел общаться с людьми и вести их за собой...
- Неправда! - не выдержав, воскликнула Весна. Харон отозвался многократным эхом. - Меня, меня ты повел за собой, помнишь?
- Помню, - Дейм-Ан кивнул. - Я с тех пор многое понял. И всегда буду благодарен тебе за это. Куда бы ты ни пошла, какой бы клан ни принял тебя, Весна, ты всегда можешь рассчитывать на мою помощь. И... я в вечном долгу перед тобой... за свет, что ты принесла... за доверие, которым одарила... за живые слова - я ведь годы почти ни с кем не разговаривал!.. Что бы ты ни попросила, я исполню...

Он оборвал последнюю фразу, смутившись своей пылкой, сбивчивой речи. Он сказал все... и такая искренность делает человека беззащитным, словно чародейская мантра разложения...
Весна посмотрела в глаза своего сеньора. Прежде всегда бесцветные, они вдруг обрели цвет: золотисто-карий, точно добрый крепкий чай. И было в этих глазах столько жизни, столько веры и благодарности, что у девушки дрогнуло сердце.

- ...Сделай меня сенешалем, - твердо произнесла она.
- Что? - не понял Дейм-Ан.
- Ты сказал просить чего угодно, - напомнила девушка. - Позволь мне остаться в клане и помочь тебе набрать людей. Живых людей.
- Почему? Почему ты остаешься? - он почти кричал.
- У меня есть причина, - уклончиво ответила Весла и улыбнулась.
- Ни слова больше! - прошептал счастливый Дейм-Ан и заключил ее в объятия.

Они стояли, обнявшись, посреди мертвого материка. И дождь все лил и лил, с крапаньем падая им на шлемы, на плечи...
Незримые нити рвались одна за другой - и бездушные творения некроманта падали наземь, свободные от его воли. Кланлист пустел, пока не остались в нем лишь двое - сеньор и сенешаль.
Это было хорошее начало...

Автор: Мильдегард
11:32 12.11.2010
Страшная история

Лил тихий дождь. Луна светила.
И путник шел издалека.
С лихой улыбкой крокодила
Путь преградил ему ПК.

Глаза бесцветны, как у змея;
Не говорит он ничего,
И вместо амуля на шее
Ушей гирлянда у него.

Остановился путник кроткий,
Развел руками в тишине;
С улыбкой скромной ликантропа
Он взор свой обратил к луне...

Лил тихий дождь. Луна сияла.
Мы слышали издалека,
Как стая летунов кричала
Над телом бедного ПК.

С тех пор кошмар убийцы нубов –
Печальный путник при луне,
Чей кроткий взгляд, чьи волчьи зубы
ПК являются во сне.

Бывает часто – кто-то дрогнет,
И к старцу на поклон идет,
Чтоб карму выправить, и добрый
Старик задание дает.

Посыль схватив, несется грешник
Немедля искупать вину...
И, улыбаясь безмятежно,
Старик взирает на луну...

10.09.2006
Мильдегард [ViaSacra]

Ответ

Перейти на полную версию форума